Brandcom at Facebook Brandcom at Twitter RSS
2009/01/19

Берегись!

Панк идет!

Недавно прочитала книгу, которая подтолкнула на размышления по поводу силы правильно построенных коммуникаций. Хотя на самом деле книга совсем не об этом. Книга о панк-культуре – «Прошу, убей меня», которую написали Легс Макнил и Джилиан Маккейн.

«Прошу, убей меня» – это обработанная расшифровка пятисотчасового интервью с музыкантами, художниками, поэтами и продюсерами 1960–1980-х годов, а также с их друзьями, родными и знакомыми. Книга состоит из реплик Лу Рида, Джона Кейла, Нико, Энди Уорхолла, Игги Попа, Патти Смит, Ричарда Хелла, Ди Ди Рамона. Это история про настоящие sex&drugs&rock'n'roll, в ней много грязи, любви, сумасшествия, здравого смысла, черного юмора. Эту книгу называют самой «живой» историей The Velvet Underground, Stooges, Television, New York Dolls, МС5, Ramones, Sex Pistols, а также многих-многих других.

Честно признаюсь, что «Прошу, убей меня» сломала мои стереотипы и предубежденное отношение к панку вообще и панкам в частности. Но сейчас не об этом. Так вот, по поводу правильно построенных коммуникаций. Слово «панк» знают все и каждый. А как оно появилось? И почему стало популярным?

Слово «punk» в английском языке имеет много значений, но чаще всего оно использовалось как ругательство. Среди значений, в зависимости от контекста, могло быть просто «подонок» или «негодяй», во всех остальных случаях как эмоциональное нецензурное выражение.

В свое время трое школьных друзей (один карикатурист, один бизнесмен и один «штатный панк») заметили, что вокруг много людей, похожих на них: они любят одну и ту же музыку, они отрицают правила, они против системы. И вот для них и для себя в том числе они решили выпускать журнал, который назвали просто – «Punk». Слово, которое до этого в прессе было использовано лишь несколько раз. Журнал получился совершенно не похожим на все остальные: на обложке звезды андеграунда, много карикатур и рисунков, интервью со странными вопросами и ответами. Издание не боялось писать о том, о чем многие в то время боялись даже подумать. Нестандартно подошли и к продвижению журнала. В ночь перед выходом первого номера по всему Нью-Йорку, во всех точках сбора панков (которые таковыми себя тогда еще не считали) можно было увидеть множество объявлений с простым текстом: «Берегись! Панк идет!». И все, кто это читал, думали: «Панк? Клево, да ведь это же про нас! Это мы!». К проблеме авторов журнала создатели «Punk» тоже подошли нетрадиционно. Радушный велкам получили, в частности, женщины-писательницы, фотографы, художницы и другие артистичные особы, которых в том мужском мире не допускали к рулю, не давали возможности самовыразиться на публику. Представителей журнала в ярких футболках с надписью Punk можно было увидеть на всех самых интересных концертах и вечеринках. Они выглядели броско, нестандартно и всегда привлекали к себе внимание.



И напоследок цитата: «Журнал «Punk» привел ко всемирному принятию термина «панк» относительно музыки, создаваемой такими группами, как The Stooges, The New York Dolls, The MC5 и The Ramones».

По-моему, интересный кейс. Ведь правила «говори со своей целевой на одном языке», «правильно построй свою коммуникацию» никто не отменял.
| |